Бездушная реновация. Истории «переселенцев» на карантине

Екатерина Волкова/ автор статьи
Журналист и эксперт по теме Реновации в Москве.

Бездушная реновация. Истории "переселенцев" на карантине

Ограничения, связанные с пандемией коронавируса, значительно усложнили жизнь многим россиянам.

Участники программы реновации в Москве не исключение. Из-за особого режима работы судов люди не могут защитить свои права немедленно – необходимо дождаться завершения карантина, но не у всех есть возможность ждать без серьезных потерь.

В ожидании приставов

Москвичка Ольга Черетаева и ее семья уже почти месяц живут в ожидании принудительного выселения из квартиры. 27 марта Никулинский районный суд обратил решение о выселении семьи к немедленному исполнению: если они не переедут в новый дом по программе реновации сами, их выселят насильно.

Теперь Ольга, болеющая астмой, ее дочь и двое несовершеннолетних внуков рискуют быть выселенными в период пандемии.

Они могут прийти в любой момент. Мы уже собираем коробки и, по сути, сидим на чемоданах. Переживаем, что, может, несмотря на пандемию и карантин, вдруг придут. От каждого шороха вздрагиваем, – говорит Черетаева.

Дом, в котором живет Ольга и ее семья, попал в программу реновации, и его уже практически полностью расселили – остались занятыми всего несколько квартир. Но предложенное Ольге новое жилье оказалось вовсе не таким, как обещал мэр еще при запуске программы.

Оно значительно дальше от метро, а отделка квартиры не соответствует требованиям специального правового акта Москвы и строительным нормам – такое заключение дано в экспертизе компании «Стройпрофэксперт».

Сайт мэра обещает, что новые квартиры будут пригодны для проживания без дополнительных ремонтных и отделочных работ. Однако, по подсчетам Ольги Черетаевой, на ремонт в новом жилье ей придется потратить около полутора миллионов рублей – таких денег у нее нет.

Бездушная реновация. Истории "переселенцев" на карантине

В новой квартире на проспекте Вернадского, 58, вздутые полы, воздушные пузыри на обоях, в жилой комнате на стене есть трещины, в ванной на плитке трещина во всю стену.

Если трещина в ванной, то это сразу плесень, – говорит Черетаева. – Для меня это опасно из-за астмы. Балкон застеклен от пола до потолка без каких-либо ограждений. Они считают, что это нормально. Я могу споткнуться и случайно вылететь оттуда.

Мы купили квартиру в пятиэтажке на Удальцова, 51, специально, чтобы быть близко к метро – до него можно дойти за одну минуту. У детей автобус до школы чуть ли не у подъезда останавливается.

Мы могли купить квартиру на миллион дешевле в пятиэтажке подальше от метро, но решили потратить больше ради хорошего расположения. А нас теперь отправляют опять подальше. Мы не получаем ни одного плюса от переезда.

Поэтому Черетаева отказалась переезжать в этот дом и просила власти дать им жилье в другом доме поближе к метро. По словам Ольги, поблизости есть дома, куда они согласились бы переехать, но для них программой предусмотрено три конкретных дома, поэтому ей отказали.

Безусловно, решение суда мы считаем незаконным, – говорит судебный представитель Черетаевой Клим Лихачев, – так как ответчиков пытаются выселить принудительно в квартиру по реновации, которая не соответствует требованиям улучшенной отделки, а это является одним из ключевых требований, без соблюдения которого «реновационная» квартира не считается равнозначной.

Я считаю, что на ответчиков оказывается давление путем подачи истцом – Департаментом городского имущества (ДГИ) – уже удовлетворенного судом ходатайства «об обращении решения суда к немедленному исполнению» в части выселения ответчиков.

Эта процедура предполагает возможность безотлагательного исполнения решения суда на основании определения суда. Условно говоря, жильцов могут выселить, а дом снести до рассмотрения частной жалобы на указанное определение вышестоящим судом – Мосгорсудом.

Семья уже подала частную жалобу на определение суда и предварительную апелляционную жалобу. Подать обоснованную жалобу сейчас невозможно, потому что из-за особого режима работы судов в связи с пандемией Черетаева и ее судебный представитель до сих пор не получили текст судебного решения.

Предварительная жалоба пока что оставлена судом без движения. Все эти вопросы будут решаться, судя по всему, после окончания карантина, но ничто не мешает приставам выселить семью раньше.

Выводы суда о необходимости обращения решения к немедленному исполнению должны быть обоснованы достоверными и достаточными данными о наличии особых обстоятельств, из-за которых замедление исполнения решения может привести к значительному ущербу для взыскателя или невозможности его исполнения.

Как объясняет Клим Лихачев, в данном случае указанные требования не были соблюдены – таких обстоятельств просто нет.

Истец в этом деле, ДГИ, заявил в суде, что семью нужно выселить срочно, потому что ГБУ «Жилищник Проспект Вернадского» несет убытки из-за отопления дома.

ДГИ не представляет в данном случае интересы управляющей компании, а сама управляющая компания не является стороной по делу, и все ее возможные убытки если и возникают, то только в силу взятых ей договорных обязательств, но ни в коем случае не по вине моих доверителей.

Бездушная реновация. Истории "переселенцев" на карантине

Также суд сделал вывод, что Черетаева, отказавшись переезжать добровольно, срывает график сноса дома. Но и здесь есть нюансы – дом нельзя снести, пока не будут расселены абсолютно все жители. Помимо квартиры Черетаевой в доме остались заселенными еще пять квартир. Три из них не расселены, потому что ДГИ не нашел жильцам равнозначные по площади квартиры.

Как объясняет Лихачев, эти семьи нельзя выселить даже в судебном порядке и они могут жить там до 2032 года.

К слову, собственников этих квартир незаконно понуждают к переселению в квартиры с меньшей жилой площадью, не раскрывая при этом размер и расчеты компенсации за недополученные метры. Я полагаю, что московские чиновники хотят выселить немедленно моих клиентов для того, что усилить давление на оставшихся жильцов.

Именно поэтому управой района в суд были представлены подложные документы, в которых жители этих трех квартир вообще не фигурируют, а числятся переселенными.

В этом доме жильцов уже выселяли принудительно в прошлом году. Семья отказывалась переезжать и уже подала апелляционную жалобу в суд. Им сказали, что до рассмотрения жалобы их не выселят.

Но когда жильцы уехали в отпуск, пришли приставы, вскрыли дверь, вывезли все вещи на склад, поменяли замки и опечатали квартиру.

Если приставы приедут их выселять, ситуация будет ужасная. Они могут спилить замки и потребовать покинуть квартиру. Людей могут вывести с применением силы, вынести вещи. А дальше семья уже сама будет решать вопросы переезда.

Это машину нужно заказать и многое другое – они не относятся к категории граждан, кому управа должна помогать в переезде.

По словам Лихачева, для оставшихся в доме жильцов создают такие условия проживания, чтобы они сами захотели съехать поскорее.

Бездушная реновация. Истории "переселенцев" на карантине

– Сейчас им периодически отключают воду или вода идет ржавая. Есть перебои с электричеством. В пустые квартиры заселили предположительно граждан СНГ. Некоторые признавались, что они из «Жилищника». Людей выселяют, создавая невыносимые условия проживания.

Там постоянно в зимнее время морозили двери: по ночам кто-то открывал все окна в подъездах. Рабочие подключаются к щиткам жильцов и потребляют электроэнергию за счет этих квартир. «Жилищник» не убирает места общего пользования.

Когда мы сделали эту ситуацию публичной и написали жалобы, всех нелегалов выселили и заколотили двери. Но, говорят, через пару недель люди снова стали заселяться. Мы продолжаем бороться за права граждан, участвующих в программе реновации, и у нас есть все основания для отмены карательного определения Никулинского суда.

Либо хуже, либо за деньги

Из-за отсутствия полноценного информирования об условиях переселения, люди могут получать в итоге неравнозначные квартиры.

Так случилось с семьей дочери Людмилы Мареевой: им пришлось переехать в квартиру чуть большей площади с доплатой за дополнительные квадратные метры, потому что равнозначный вариант им просто не дали.

В конце 2018 года семья получила уведомление в штабе по переселению о возможных вариантах переезда в Бескудниковском районе. Их было всего два: либо квартира меньшей площади, либо больше на 10 квадратных метров, но с доплатой.

На уведомлении было написано, что это предложение Фонда реновации.

Оба варианта семье не подходили: однокомнатная квартира меньшей площадью была 17 квадратных метров и размер компенсации не был озвучен. Там была большая кухня, но маленькая комната. В таких условиях просто негде было разместить спальное и рабочее место для ребенка. А за второй вариант нужно было платить, то есть брать ипотеку.

Бездушная реновация. Истории "переселенцев" на карантине

В Фонде реновации им сказали, что не знают, почему семье не предоставили бесплатное равнозначное жилье и есть ли вообще такие квартиры. Будут ли подходящие квартиры в следующей волне, ответить тоже не смогли.

– Нам сказали, что при отказе от обоих вариантов у них есть право нас выселить либо в квартиру поменьше, либо в другую пятиэтажку, которая не попала в реновацию, – рассказывает Людмила Мареева. – При этом нам даже не сказали о том, кто занимается распределением в равнозначные квартиры.

И мы полгода переписывались с Фондом реновации, хотя на самом деле этими вопросами занимается Департамент городского имущества.

В итоге, не имея других вариантов, семья все-таки подписала договор и переехала в квартиру большей площади. За дополнительные 10 квадратных метров они еще следующие десять лет будут выплачивать 2,5 миллиона рублей. Вся квартира сейчас находится в залоге.

Государство в таких ситуациях является сильной стороной, а физическое лицо – слабой стороной, – говорит Клим Лихачев, знакомый с историей Мареевой. – Сильная сторона должна предоставить полную информацию слабой стороне.

В том уведомлении, которое они предоставили семье, дано только два варианта. Им должны были разъяснить, что в таком случае они имеют право ждать. Я думаю, это делается для того, чтобы люди быстро переселялись: идет речь об освобождении земли.

Людям не дают полную информацию, чтобы они могли принять взвешенное решение.

Не так давно у зятя Людмилы, который является собственником квартиры и на которого оформлена ипотека, выявили онкологическое заболевание на последней стадии. Теперь он инвалид первой группы и больше не может работать.

Он единственный кормилец в семье, и теперь им приходится занимать деньги, чтобы вносить платежи по кредиту, покупать лекарства и как-то существовать.

Людмила отдает им свою пенсию, но выплачивать кредит в таких условиях практически невозможно. Ко всему прочему у зятя Людмилы неделю назад умерла мама: попала в больницу с пневмонией. Женщина отмечает, что из-за постоянного стресса лечение дается зятю очень тяжело.

– Людмила пришла за помощью к депутату Мосгордумы Елене Янчук, которая обратилась к Фонду реновации с просьбой отменить обязательства по выплате этих денег в знак доброй воли и посчитать эту квартиру равнозначной, – рассказывает Клим Лихачев. –

Потому что по жилой площади там всего на 5 метров больше, а Собянин обещал, что квартиры будут на 30 процентов больше по площади. В марте был круглый стол, который организовала «Единая Россия», и там Фонд реновации ответил депутату, что они не пойдут ни на какие уступки, а сторона сама согласилась на ипотеку.

Для них семья сама виновата, притом что это власти создали условиях заключения этой кабальной сделки. ДГИ не смог предоставить равнозначную по жилой площади квартиру. Целый ряд органов недоработал. Им не предоставили равнозначную квартиру, и они за это еще и заплатили.

Бездушная реновация. Истории "переселенцев" на карантине

Уже после расселения дома Людмила узнала, что жильцы соседних домов отказались переезжать, потому что им не предложили равнозначные квартиры. И специально для них поблизости построят новый дом, а до этого они останутся жить в своих квартирах.

Семья Людмилы ничего об этом не знала: они бы предпочли дождаться этого нового дома и получить бесплатно равноценное жилье.

Сейчас женщина судится с Департаментом городского имущества, Департаментом строительства и Фондом реновации, чтобы эту квартиру признали равнозначной и тогда им не придется оплачивать ее еще десять лет. Но из-за карантина заседания отложены, поэтому неизвестно, когда возобновится процесс.

– Только на суде мы узнали, что в этом районе не было вообще равнозначных нашей квартир. То есть они не были готовы нас переселять, но тем не менее начали переселение, не оставляя нам нормальных вариантов.

Чем больше я занимаюсь этим делом, тем больше мне кажется, что это чисто мошенническая схема. Людей вводят в заблуждение и делают так, чтобы они покупали квартиры и быстрее освобождали дома.

Юристы ведомств на первом заседании вели себя очень спокойно. Они настолько в себе уверены! По их поведению видно, что они абсолютно уверены, что выиграют суд. Боюсь, что мы проиграем. Но будем идти до конца.

Рейтинг
( 4 оценки, среднее 4 из 5 )